О том, как я служил в армии

О том, как я служил в армииИ вот я держал в руках повестку, пытаясь вспомнить, как же все начиналось…

В моей повестке было написано, что нужно «явится в военкомат 22 ноября в 6.30 утра». Каким именно образом эта повестка ко мне попала – совершенно отдельная история, с множеством интересных, иногда неожиданных и даже смешных до слез ситуаций.

Зачем нужно идти в военкомат в такую рань? Неужели нельзя было дать выспаться в последний день? Эти мысли терзали меня уже второй день. Для себя я решил, что сотрудники военкомата просто делают временной зазор, для тех, кто умудрится опоздать. Но моя догадка оказалась ошибочной, потому что никто никого не стал ждать.

И вот в роковой день в назначенное время я прибыл в военкомат. У ворот уже стояла толпа людей, которые провожали таких же, как и я молодых новобранцев. Потолкавшись еще несколько минут в этой толпе, я обнаружил несколько знакомых лиц. После чего мы все отправились в здание военкомата. Там нас пересчитали и разрешили последний раз попрощаться с родными.

При выходе из военкомата – заиграл оркестр, было приятно, ведь играли в нашу честь. Более того, у нашего автобуса было сопровождение с мигалками. Все эти мелочи порядком льстили.

Дальше нам разрешили поспать, ехать предстояло долго…

Потом был областной комиссариат. Первым «сюрпризом» было то, что нас построили в колонну по 4 человека и строем повели в туалет. Дальше, если кому-то надо было в туалет или покурить, нас тоже водили только строем. Причем если в туалет нужно было одному человеку, то еще человек 10-15 должны были идти вместе с ним (за компанию), иначе не отпускали никого.

Все опасные и запрещенные вещи у нас отобрали (алкоголь, таблетки, ножи и т.д.). Большинство уже были предупреждены, что ничего такого брать с собой не нужно, поэтому несколько конфискаций скорее развеяли скуку, чем принесли какие-то неприятности их владельцам.

Распределение по воинским частям затянулось на несколько часов. Мы просто сидели и смотрели в это время какой-то сериал. Ну а дальше снова была дорога…

В воинскую часть добрались без происшествий. По лицам моих будущих сослуживцев было заметно, что никто, кроме сопровождающего нас капитана, не знает, чего ожидать от воинской службы.

Одежда

Первое что нам выдали – это белуги (белая пижама, которая состоит из штанов и рубахи). Причем белуг было двое – зимняя и летняя (зимняя более полная). Летняя одевается на тело, а зимняя на нее. Эти белуги нужно было носить и днем и ночью. Никаких трусов и маек, только белуги.Белуга
Всю гражданскую одежду мы сложили в мешки и сдали прапорщику на хранение.
Форма
Потом нам выдали штаны и кителя, затем два ремня (один для штанов, другой для пояса).

Выдали белый платок, но сказали им не пользоваться, мол, для красоты у вас должен быть.

Дальше выдавали берцы, за ними шапку ушанку и бушлат.

В завершении выдали трехпалые рукавицы, мочалку и резиновые шлепки.

Ну и перед самой присягой (спустя 3 недели) еще выдали пятипалые «парадные» перчатки.

Форму выдавали на протяжении 3-4 дней, искали подходящие размеры, а если не находили, то заказывали со складов. Одному товарищу из соседнего взвода даже нашли берцы 49 размера (выглядят они ого-го какими большущими!).

Еда

Ах да, чуть не забыл. Еще нам выдали котелки, железные кружки и ложки. Столовая в нашей части была на реконструкции и весь срок службы мы питались из котелков. Для тех, кто не знаком с полевой кухней, поясню, что она намного хуже стационарной.
Военный котелок
Во-первых, сначала нужно котелки ошпарить кипятком (что-то вроде дезинфекции). Кипяток разливают черпаком (стоящие в наряде солдаты) и этот кипяток не редко попадает на руки. Сильно ошпарившись несколько раз подряд, я решил впредь делать эту процедуру только в рукавицах, пускай уже лучше они мокнут, чем я «обжигаюсь».

Во-вторых, после ошпарки мы заходили в палатку, где получали довольствие (часто тоже очень горячее), и в самых неудобных позах нагромождали котелки едой. За столы рассаживались по 6 человек, бушлаты не снимали, поэтому сидеть приходилось постоянно в тесноте.
Военная палатка
Один раз в день давали половину стакана сока, который нужно было выпивать сразу на раздаче и ставить стакан обратно. С собой за стол уносили только кружку с чаем. Чай часто был горячим и постоянно сладким, поэтому жажду не утолял вообще.

Один раз в день давали сайку (сладкую булку), один раз давали яйцо и один раз давали кусочек сыра. Каждый раз можно было взять два кусочка хлеба (кирпичик) и один кусочек батона (когда была сайка, батона не было). В обед дополнительно давали суп, на завтрак и ужин только первое (картошка, макароны, различные каши + тушенка, мясо, курица, консервы, но чаще всего просто подлива).

Палатки, где мы питались, отапливались буржуйками (печками), но, не смотря на то, что бушлатов мы не снимали, как только ударил мороз, в палатках стало прохладно. Стены, потолки и окна палаток покрывал толстый слой льда и изморози. А иногда потолок прогревался от буржуек, и с него сильно капало, местами заливая палатку.


Как ударили морозы, появилось фирменное армейское блюдо – хлеб со льдом. Я такого даже в фильмах не видел. Если периодически нам выдавали черствые куски батона, которыми я умудрился помять котелок, (когда показывал их черствость своим сослуживцам) и которые разламывались с таким треском, будто они пластмассовые, то хлеб со льдом не ломался вообще.

После еды котелки приходилось мыть. Теплая вода нагревалась от той же буржуйки, и ее постоянно на всех не хватало. Домывали котелки в расположении в умывальнике под холодной водой. С приходом морозов вода грелась до уровня «жесточайший кипяток», руки обжигали все. Но что хуже того, от мороза просто замерзали краны, и порой воды не было вовсе. В таких случаях котелки мыли у себя в расположении.

Иногда были губки, но их хватало на пару дней, потом они исчезали (никто не ценит чужое имущество и солдаты их просто выкидывали), мыть котелки приходилось руками. Моющее средство я тоже пару раз успел увидеть, но попользоваться за весь период службы так и не удалось.

Не подумайте, что мне очень не понравилась еда в армии, даже наоборот, часто было очень вкусно, но бывало и так, что просто нес и выкидывал всю пайку. Первое время нас не пускали в чепок (магазин на территории части), поэтому кушать приходилось все что дают. Потом уже стали покупать себе всякие вкусняшки, особенно много еды было в воскресенье, когда ко всем приезжали родственники и друзья.

Еды было настолько много, что мы ее просто раздавали всем подряд.

В армии принято всем делиться, тех, кто прячет и кушает все в одиночку очень (ну ОЧЕНЬ) не любят. Так что мы сразу все скидывали в одну большую общую кучу, и потом каждый брал оттуда что хочет. К понедельнику еды остаться было не должно, иначе все конфисковали.

Если в понедельник и вторник еще как-то удавалось доедать припрятанные конфеты, то уже в среду или четверг мы снова ходили голодными и вспоминали, как же круто было в воскресение.

Сон

Отбой в 22:00 – по команде «рота отбой» все бегут и прыгают в кровать, стараясь не ворочаться, потому что сержанты любят играть в игру «три скрипа».

Кровати в нашем расположении были двух ярусными, если первый ярус скрепит не сильно, то любое движение на втором ярусе вызывает громкие противные скрипы. Именно поэтому после команды «рота отбой» все прыгали в кровать и старались не шевелиться первые пятнадцать минут. Если же кто-то кашлянул или просто неудачно шелохнулся, и из 70 скрипучих кроватей было 3 скрипа, то подается команда «рота подъем» и мы встаем и бежим строиться на центральном проходе.

За это даже выражу отдельную благодарность нашим сержантам, потому, что когда не играли в «три скрипа» все начинали разговаривать. Уснуть в таком шуме мне долго не удавалось.
Отбивание плашками


Ночью постоянно просыпался, ни разу не удалось спокойно поспать. Вот хочется перевернуться на другой бок, просыпаешься и слышишь, как храпит в разных концах расположения человек двадцать. Хорошо если это не близлежащие соседи, иначе уснуть еще долго не удается. Многие во сне разговаривают и иногда даже кричат. А чего стоит скрип кроватей – вообще не передать. Сами кровати 1986 года, на них даже бирки приклеены.

Подъем в 6:00 – по команде «рота подъем». Моя самая нелюбимая команда. Спишь, вроде кажется, что ты дома, все замечательно, и тут бац, тебе как по голове поленом «РОТА ПОДЪЕМ» и ты понимаешь, что ты снова в армии.

Был у нас один сержант (контрактник), ну очень суровый мужик. Так вот он нас гонял утром. После команды «рота подъем» нужно было за 1 мин. 10 сек. успеть вскочить с кровати, откинуть одеяло на дужку кровати, одеться (штаны, китель и берцы), заправиться и построиться на центральном проходе. Если один человек из 150 (столько было новобранцев в нашей казарме) не успевал, подавалась команда «рота отбой» и нужно было за 45 секунд успеть раздеться, сложить одежду и лечь спать. Затем снова подавалась команда «рота подъем» и снова мы одевались и строились.

Вещи

То, что у каждого есть своя кровать, я думаю, вы уже догадались из моего предыдущего описания. На кровать нельзя садиться или ложиться до самого отбоя. На протяжении всего дня на ней ничего не должно лежать. Сидеть можно только на табуретке. У каждого военнослужащего так же есть своя табуретка. Ну, или когда нет товарищей, можно посидеть на соседних стульях. Иногда даже удавалось на этих стульях подремать.

Кроме кровати и табуретки военнослужащему еще выделяется половина тумбочки (одна тумбочка делится на двух солдат). В этой тумбочке не должно находиться ничего лишнего. На верхней полке только – зубная щетка, зубная паста, мыло и один станок для бритья. На средней полке должны находиться: тетрадка, ручка (карандаш), подшива или ткань для подшивы (обязательно в пакете), туалетная бумага, принадлежности для бриться (пена, крем, запасные станки). Еще разрешается хранить книги и сигареты (не больше 2 пачек на человека). На нижней полке можно хранить крем и щетку для обуви, а также носки, упакованные в пакет.

Больше ничего хранить в тумбочке нельзя (некоторые мелочи я мог забыть указать). Никаких таблеток, никакой еды быть не должно – все конфискуется, впрочем, как и лишние пачки сигарет.

Гигиена

В умывальниках вода была исключительно холодная, а с приходом морозов и вовсе ледяная. Неудобнее всего было бриться в холодной воде, а бриться нужно было ежедневно, за этим внимательно следили. Носки я стирал тоже ежедневно, как и мыл ноги.

Голову мыть под ледяной водой не получалось, мозги отмерзали напрочь, поэтому наливал воду в ладошки, согревая ее таким образом, и после протирал свою голову почти «лысую» голову.

Кстати, тех, кто не подстригся самостоятельно, потом стригли под «единичку», а некоторых даже под «ноль». Пару человек даже перед дембелем лично прапорщик еще раз подстриг под «ноль», так сказать на память.

В баню ходили один раз в неделю. Пешком километра три в одну сторону и обратно столько же. Иногда ходили гуськом, иногда бегом (нас так наказывали). «Баней» - назывались несколько десятков душей, и з которых лилась теплая вода. Но на 70 человек 20 душей было маловато, причем из многих лились едва ощутимые струйки воды. Хороший напор был в двух или трех местах всего. Помыться давали 15 минут, потом воду просто отключали. Там же в бане мы получали новые (прокипяченные старые) белуги. Летние менялись каждую неделю, а зимние – один раз в две недели.

Наказания

Самое первое наказание, которое нас коснулось – это запрет на курение. Если один провинился (залетел), значит, сегодня не курим. В армии из-за одного страдают все. И никого не волнует, почему ты провинился.

Так как я не курю, меня это наказание не сильно расстраивало, а вот сослуживцев даже очень. Иногда не курили по несколько дней, так парней там чуть ли не ломало, особенно самых заядлых курильщиков.

Следующее наказание – запрет на выдачу мобильных телефонов. Нам в свободное время после ужина (с 19:00 до 20:00) разрешалось пользоваться мобильными телефонами, потом мы их сдавали под роспись и они запирались в сейфе.

Тоже не очень суровое наказание, так как я не люблю трепаться по телефону, а звоню только по делу. Расстраивался я только, когда не выдавали мобильники перед выходными, ведь надо было звонить родным и сообщать, что нужно мне привезти (чаще всего просил денег и чего-нибудь покушать вкусненького).

Еще одно наказание, и нужно заметить оно же самое популярное, которое выдавали за всякие мелкие косяки – 51 отжимание. Забыл застегнуть пуговицу – тебе ее сначала оторвут, потом отожмешься 51 раз и дальше побежишь ее же пришивать обратно. Не поменял подшиву – оторвут, отожмешься и тоже пойдешь подшиваться. И все в таком духе.
Самым ненасытным «залетчикам» давали наряд вне очереди. Были и другие наказания, но я думаю рассказывать каждый единичный случай – пустая трата времени.

Учеба

Один раз ходили на полигон (в первую же неделю службы) стреляли с автоматов. Два раза ходили в лес, играли в «войнушки» и прятались в окопах (в снегу). Один раз занимались преодолением местности в положении лежа с автоматом перед казармой. Довольно много занятий было по строевой подготовке и подготовке к присяге. Пару практических занятий по химзащите было (как положено с противогазами и ОЗК).

Что качается изучения устава, то там повезло, мы его почти не учили, больше филонили. Нас, как резервистов, спрашивали на порядок меньше, чем срочников. Зато много конспектировали: политологию, медицинскую подготовку, отдельные главы уставов и т.д.

Присяга

На присягу выдали дополнительный паек – три конфетки и три печенюшки.

После присяги отпустили в увольнение до 18:00.

Вот несколько моих фотографий с этого знаменательного события:


(Принимаю присягу)


(Кричим - УРА!)

Домой

Каждый в нашем взводе отсчитывал, сколько осталось служить, и вел календарь, где зачеркивал дни. Последняя неделя была самой нудной и долгой. До последнего момента никто не знал, когда нас отпустят. Когда же наступил этот долгожданный день, мы сдали все пастельное белье, аккуратно сложили всю одежду в вещмешки и сдали на хранение прапорщику. После получили месячную «зарплату» (почти 8$), дождались приказа и радостные покинули территорию воинской части. Добирались все сами, задача министерства обороны только доставить вас на место службы, а как вы будете ехать домой – уже ваша проблема.

Вот так прошел мой первый период, впереди еще три периода. Следующий будет летом и в два раза дольше по времени. Зато обещали всем выдать звание младшего сержанта, если не будет крупных залетов.

Спустя всего два дня я уже сидел дома за компьютером и перечитывал письма с пожеланиями удачной службы от моих подписчиков. Невольно мой взгляд упал на какую-то бумажку. Я протянул руку и увидел, что это была повестка. И вот я держал в руках повестку, пытаясь вспомнить, как же все начиналось…

P.S.

Этот отчет писал три дня, мог бы еще столько же написать, но решил что лучше меньше напишу да раньше поделюсь с вами, чем наоборот.

P.P.S.

Все картинки (кроме фотографий с моей присяги) брал из интернета т.к. фотоаппаратом в армии пользоваться нельзя, да и хранить его тоже негде.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google